Подобно тому, как Оскар обеспечивает успешный прокат фильмов, места в 50 Best приносят полные залы и резервы на месяцы вперед. После победы 2013, в ресторане El Celler были вынуждены нанять дополнительных операторов, просто для того, чтобы сообщать всем желающим, что мест уже нет.

Гид, с официальным названием San Pellegrino World’s 50 Best Restaurants (развивать бренд воды в ресторанной сфере, к слову, куда правильнее, чем, скажем, шин) заслуживает похвалы: в мире больше нет списка такого уровня, который бы охватывал заведения с гастрономических окраин вроде Южной Америки и Мексики.
Но разве в мировом гиде может быть только одно заведение из Китая, и то французской направленности? И вместо того, чтобы отмечать ресторан индийской кухни в Бангкоке, может, стоит найти такой в Индии?

К механизму работы рейтинга есть немало вопросов: разбираемся со всем по порядку.

1) В The World’s 50 Best не учитываются цены. Это действительно важно?

Решать вам. В рейтинге нет прямых указаний, но на самом деле, это список самых дорогих заведений мира. Даже Мишлен дает смутное представление о сумме вашего ужина, хотя нередко ошибочное: посидеть вдвоем в Masa равняется стоимости нового макбука, несмотря на указанные в путеводителе $75-150 на человека.
The World’s 50 Best list вообще не публикует стоимость ужинов. И это довольно прискорбно по целому ряду причин, некоторые из которых весьма практического свойства: гурманы тратят сотни долларов на перелеты и гостиницы и они должны представлять, сколько им нужно будет отдать в ресторане.

Но в более широком смысле, цена всегда является объективным фактором оценки ресторана. Даже если вы не говорите по-английски, язык цен понимают все. И если из описания Saison, в котором подают осетровую икру на желе из рыб, можно заключить о его принадлежности к лучшим заведениям, то цена ( $398 на одного) позволит потенциальному гостю сразу сориентироваться, может ли он себе это позволить. И задать закономерный вопрос: а стоит ли оно того? Гид The World’s 50 Best не дает ответа на этот вопрос. Однако, по словам Уильяма Дрю — одного из создателей премии, большинство гостей и так проверят цены перед планируемым посещением.

2) Он не отражает того, как люди едят на самом деле .

Список The World’s 50 Best, сам по себе, представляет собой прекрасную коллекцию ресторанов. Но в нем есть что-то опасное от тотальной попытки унифицировать международную гастрономию, через самый неподходящий для этого инструмент — сеты, которые преобладают в современных ресторанах. Гурманы путешествуют по всему миру в поисках ощущений от местной кухни, чтобы потом в течение трех часов сидеть в стерильной комнате, неспешно потягивая вино. Сама эта мысль скучна и не интересна.

И это идет в разрез с нашим пост-кризисным гастрономическим духом времени, когда критики и знаменитости, вроде Энтони Бурдена, обращают внимание на дешевые заведения, вроде стрит- фуда с потрясающими пиццами, раменом, гамбургерами или барбекю.

Лучшие рестораны могут не быть дорогими или элитными и чем раньше судьи это поймут, тем скорее список будет отражать то, как мы нас самом деле едим и куда ходим.

3) Судьи в праве не оплачивать свои ужины.

В 2015 организаторы 50 Best List заявили, что не покрывают расходы критиков. Однако Лорен Колинз, один из авторов, проницательно отметил, что «преимущество бизнес модели списка в том, что подобно новостному агрегатору, он монетизирует те вещи, за которые платят другие люди». Так что здесь всегда есть место для халявы и угрозы игнорирования в мире профессиональной критики. «В правилах премии не указано, как именно судьи должны оплачивать свои ужины», — заявил Дрю, — «Но мы убеждены, что журналисты, принимающие участие в анонимном голосовании в силах определить достоинства заведения, вне зависимости от того, кто оплатил их счет»

Логичный вопрос, который из этого следует — посещают ли судьи те рестораны, которые сами считают нужными или только те, в которых их приглашают?
Например, Перу, представленный двумя ресторанами в списке, предложил мне принять участие в пресс-туре, несмотря на то, что я даже не был в списке судей. Я отказался.
Разумеется, каждый предпочтет проголосовать за бесплатный ужин, чем за тот, который оплатил из собственного кармана. Но что более практично, вы точно не сможете проигнорировать ресторан, в который вас привезли и оплатили все расходы, в отличие от, скажем заведения в Мумбаи, в котором вы никогда не были и, вероятно, не побываете.
Все это заставляет задуматься, почему Atelier Crenn — один из самых интересных авангардных ресторанов мира, не попал даже в сотню, в то время как московское заведение заняло 23 место.
4) Никому нет дела до заведений с 51 по 100.
Проблема в том, что эти рестораны, больше всего нуждающиеся в описании для потенциальных клиентов, не получают в рамках списка даже поля для адреса или номера телефона. Даже гугл карты предоставляют больше информации, чем этот список,  в котором указано название, страна и город. Три слова.
5) А как же остальной мир?
Из всего огромного африканского континента, с бесчисленным количеством регионов, культур и языков, единственным рестораном, отмеченным в гиде стал кейптаунский Test Kitchen, с британским шефом и европейским стилем сет-меню.
Ответ на вопрос «Почему это произошло?», можно применить ко всей системе оценки рейтинга: «Мы не просим судей играть в политику и менять общество, мы просто просим отдать голос за лучшие рестораны, в которых они были.»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники